Аутизм. История преодоления - 19 Ноября 2014 - Лапа в ладошке Благотворительный фонд Канистерапии
Главная » 2014 » Ноябрь » 19 » Аутизм. История преодоления
20:49
Аутизм. История преодоления

История принятия диагноза. 
Я сижу с сыном в кабинете невролога. С каждым его словом я скатывалась в холодную, мрачную бездну: "Ваш ребенок неизлечимо болен. У него аутизм. Типичный синдром Каннера. Возможно, он никогда не заговорит. Он никогда не сможет стать обычным ребенком. Мы не знаем причины, у нас нет лекарств". 
Все. Холод, просто холод я ощущала тогда. Сын, крича, закатился под кушетку, не разрешив даже послушать и потрогать его. Папа закрыл лицо руками. У меня покатились слезы. 
Врач мне говорит: "Ну я же видел, как вы в коридоре ходите за ним. Вы же ко мне пришли развеять сомнения?". 
Это было верно. Уже больше месяца я искала информацию по форумам. Набирала фразу "Ребенок не ест". И в одной из ссылок попадаю на описание ребенка-аутиста. И.... все остальное тоже похоже - маршруты, навязчивые действия, ритуалы, отсутствие речи и даже жестов, отсутствие взгляда в глаза. 
Я еще долго поупиралась в своем сознании, что это беда, и она приключилась именно с нами. И в конце концов стала искать специалиста, кто может поставить или опровергнуть диагноз. Нашла такого специалиста в Новосибирске. 
К нему на прием шла, конечно, с тайной надеждой, что он сейчас скажет: "Нет, все не так плохо". Но услышанное шансов на надежду не оставляло. Синдром Каннера. Это вам не Аспергер. Не атипичный аутизм. Это в большинстве случаев умственная отсталость, и вообще никаких перспектив. 
Врач мне говорил: "Сейчас главное не бросаться в крайности. Не надо верить целителям. Вот, от рака тоже много целителей. Когда болезнь неизлечима, все пытаются ее излечить". 
Все хорошо. И назначает лекарства. Слава Богу, ноотропы. 
На ноотропы откаты. Становится хуже. Я говорю - нам хуже. Он не верит, говорит, что от лекарств должно быть лучше, у них проверенное действие. 
Я сейчас опишу не самые свои светлые стороны. Мне не хотелось видеть ребенка. Пару дней я старалась приезжать после того, как ребенок уснет, и уходить до того, как проснется. Я не идеальна. Возможно, кто то еще такое переживает. Знаете, мне кажется, что есть люди идеальные. И мне видится, что все мамы с особыми детьми вокруг идеальны. И у них не было таких эмоций, как у меня. Все сразу приняли своего ребенка, и стали о нем заботится. Но вдруг у кого то было как у меня. Я в тот момент пыталась найти такой вот текст - что да, было плохо, было тяжело, не хотелось идти к ребенку. И что это хоть у кого то было. 

В тот момент моя жизнь казалось полностью разрушенной. Я прошла через все чувства - от нежелания видеть своего ребенка до наивного сна, что прилетают инопланетяне, и говорят, что ребенок нормальный, просто это "их" ребенок. 
Дальше были поиски врачей, которые один за одним ставили всяческие сказочные диагнозы, а в конце смущенно добавляли: "Вы уже оформили инвалидность?". 
И я подумала - раз болезнь неизлечима, почему я буду идти тем путем, которым ее вылечить невозможно? 
Я стала изучать случаи выхода из аутизма (до соц. нормы). 
И нашла две закономерности: все, вышедшие люди, применяли (вернее, их родители) два подхода: поведенческий (обучение), и телесный (чтобы понять о чем я - Темпл Грандин соорудила себе установку, которая сжимала ее. В других версиях, других детей, детей прожимали, делали "терапию объятий" (и даже считали ее неэффективной, но я скрупулёзно занесла этот опыт в "телеску")). 
Т.о., наметился план работы: научиться поведенческой терапии (АВА терапии, как я узнала), и применить телесную терапию (я видела, что многие применяли в качестве телесной терапии животных - я решила завести собаку, т.к. канистерапии в городе не было).

 

 

Просмотров: 369 | Добавил: Славна | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar